#NAZLOMAME: вечеринка чувственного опыта

вечеринка , чувственный опыт , нестандартный секс , NAZLOMAME , Алина Шикуть , Мария Чеснокова , Дарья Березовская , живой разговор , интервью , эксклюзив

Дарья Березовская, Алина Шикуть и Мария Чеснокова в живом интервью рассказали о своей вечеринке, подготовке к ней, о том, как она появилась, и что на ней происходит.

Материал подготовила Алёна Райн

В двух словах о себе.

– Мария Чеснокова, секс-блогер, и со-основательница вечеринок NAZLO MAME.

– Меня зовут Алина, я веду блог о сексе и искусстве, кроме того, мы делаем вместе с Машей и Дашей вечеринки.

– Дарья Березовская, я занимаюсь секс-просветом и культурой секса. Продвигаю эти идеи через лекции и вечеринки NAZLO MAME.

Первый вопрос будет провокационным. Не секрет, что секс-блогеры довольно часто конкурируют друг с другом, как вышло, что вы объединились и стали делать совместный проект?

Дарья: Наверное, потому что мы видим одинаково концепцию, каким секс должен быть в нашем закрепощённом обществе. А началось всё с того, что мои друзья, владельцы бара, предложили провести у них секс-вечеринку. Я подумала, что прекрасный вариант сделать это вместе с Машей, у неё есть опыт организации подобных встреч, и Алиной, потому что у неё чудесный вкус.

Как возникла идея именно такой вечеринки, и почему она так называется? Кто придумал?

Мария: Идея вечеринки родилась из квартирников. Мы переехали в новую большую квартиру, и я решила собрать всех своих друзей и людей, которые мне нравятся. Эти люди могли быть интересны друг другу, и я захотела собрать их в одном месте и посмотреть, что из этого получится. А получилось здорово! Эта вечеринка и переросла в тот опыт, о котором мы говорим: люди не занимались сексом, они весь вечер плавно перетекали из состояния в состояние, друг друга целовали, взаимодействовали, общались. Это было настолько тепло и приятно, что квартирники стали традицией. Когда я начала писать об этом в телеграме и инстаграме, вдруг посыпались вопросы: «Как к вам попасть, я хочу-хочу-хочу». Но я понимала, что не готова приглашать незнакомых людей к себе домой. В этот момент пришла Даша и сказала: «Давай-ка мы сделаем вечеринку».

Дарья: Название «NAZLO MAME» мы придумали, когда я собрала девчонок где-то в кафе, чтобы обдумать концепцию. Название хотели не слишком привязанное к словам «секс», «интим», «кинки». Чтобы не бросалось в глаза, но было задорным и в стиле телеграм-каналов, а-ля «помыла руки», «куда вы это суете», хотелось чего-то дерзкого, чтобы об этом говорили. И каким-то образом оно родилось, ну, потому что …назло маме, к чёрту скрепы, давайте раскрепощаться (смеётся)

Алина: Сам логотип – это просто буквы, написанные латиницей. Шрифт очень архитектурно выглядит, как будто какое-то красивое здание… На самом деле мы не пытаемся сделать никакой маме назло. Нам начали писать люди: «Как это, это же мама, это потому что вы не женщины, когда детей родите, будете мамами, поймёте!» Кстати, у Маши есть ребёнок. Наше название её как маму не обижает. Если честно, это не связано никак с нашими мамами и отношениями с родителями. «Назло маме» для нас скорее про то, что секс чаще всего табуирован со стороны семьи. Большинство родителей выросли в культуре, где про секс говорить не принято и стыдно. Своих детей они чаще всего воспитывают точно так же. Отсюда уже у взрослых людей множество проблем с секс-коммуникацией. Их этому просто не научили.

Кто не в теме, вообще не в курсе происходящего, думает, что это оргия. Что на самом деле происходит на вечеринке?

Дарья: Чувственная оргия. Безпенетративная. У нас нет открытого секса.

Мария: Я помню свинг-клуб в Москве, в которым однажды побывала, и до сих пор хочу его забыть. Там было так: открываешь дверь и видишь голых мужчин, которые ходят с членами наперевес, а ты ещё даже не понимаешь, где ты и что здесь делаешь. В NAZLO MAME мы хотели максимально уйти от этого формата. Возникла идея создать вечеринку, где ты получаешь опыт «за шаг до», то есть находишься в буферной зоне до пенетративного секса. Часто люди проскальзывают этот момент – сразу идёт секс. А в этой зоне много всего интересного и вкусного: возбуждение, игра с этим возбуждением, понимание, а чего же я хочу или не хочу. Наша вечеринка – это изучение именно этого шага. Это способ показать людям, что такое прелюдия. Что секс - это не только «про тык-тык», это ещё и о контексте, о твоём взаимодействии, о твоих границах и о границах другого, и о том, насколько вы готовы о них договариваться. Это очень сложно увидеть, можно только почувствовать.

Алина: Но при этом мы не запрещаем людям заниматься сексом. Мы говорим, что они получат больше опыта, если не будут им заниматься. Это не есть запрет, просто любые прелюдии, любые тактильные практики – могут быть самостоятельными. Они не обязательно должны заканчиваться сексом в классическом понимании. Мы предоставляем людям презервативы, смазки, лубриканты, салфетки для куннилингуса, перчатки, массажные масла. Всем этим можно пользоваться, бесплатно.

Правильно ли я понимаю, что на вечеринке секс не запрещён, но вы рекомендуете остановиться за шаг до него?

Алина: Да. То есть если кому-то хочется, он может продолжить.

Дарья: Здесь должен сначала задаваться вопрос: «а что же такое секс?». Потому что в нашем понимании секс не совсем то же самое, что в классическом взгляде.

Хорошо, пенетративный секс – запрещаете?

Дарья: Не запрещаем, а рекомендуем воздержаться от него. Конечно, можно опуститься в пучину своих эмоций, и у нас всё есть, чтобы было комфортно. Но в своей массе гости обычно этого не делают, и получают значительно больше эмоций, какой-то глубины от самих же себя, не стремясь обязательно перейти к генитальному контакту. Многие выходили с наших вечеринок в слезах, потому что они никогда себя такими чувственными не видели. Особенно последняя вечеринка, где была гениальная идея Маши Чесноковой сделать «сенсориум», в котором люди оставались наедине с собой в депривации, а наши greeters помогали им ощущать своё тело.

Кто помогал?

Дарья: Greeters – специально отобранные люди для взаимодействия с нашими гостями, которые по большей части только начинают делать шаги в познании своего тела. Гритерс поддержат, проведут экскурсию по пространству и расскажут про практики. Мало того, их покажут, не заступая за границы: спросят «можно ли?», и если, нет, то не будут продавливать или навязывать что-то. Мы им абсолютно доверяем заботу о наших гостях.

Алина: Рекомендация не заниматься сексом – это как раз про то, что есть стереотип: если ты уже начал трогаться, начаты какие-то практики, то это должно перейти к чему-то большему и чем-то закончиться. И очень многие люди не знают, как сказать «нет», если на них уже нет трусов. Они занимаются сексом потому что надо, «мы же начали». То, что ты можешь остановиться, и то, что секс совершенно не обязателен, а тебя никто никогда ни к чему не должен принуждать – это новое чувство для многих людей. И мы хотим привнести вот эту культуру: сначала спроси себя, хочешь ли ты секса, если хочешь – занимайся, если не хочешь, тебя никто не осудит.

Я так понимаю, что это и про личные границы, и про культуру согласия, и про общую культуру сексуальных взаимоотношений?

Даша, Алина и Маша (хором): Просто взаимоотношений, любых!

Такие практики потом, наверное, дают людям возможность и с близкими лучше выстраивать границы?

Мария: Да, как раз вчера Саша Казанцева (ведущая телеграм-канала «Помыла руки» – прим.ред.) на лекции рассказывала о том, что секс – это безопасная зона, в которой ты можешь выстроить коммуникацию и потом перенести этот опыт на общение с другими людьми, например, на выстраивание отношений с работодателем. Здесь меньше каких-то правил и того, как ты должен себя вести. В сексе ты свободен, но только если в твоей голове нет стереотипов, и если ты реализуешься в этой зоне, то потом сможешь реализоваться где угодно.

Вечеринка – это большое мероприятие, которое довольно сложно готовить. Получаете ли вы удовольствие в процессе подготовки, и в процессе самой вечеринки?

Алина: Каверзный вопрос.

Дарья: В больную зону вопрос, потому что хотелось бы, конечно, получать больше удовольствия и расслабляться на своих вечеринках. Но пока у нас, наверное, такого инсайта ещё не было: чтобы мы зашли в зал и такие «Ооо, сатисфакция!». Мы её получаем обычно после вечеринки, когда проходит 2-3 дня: мы выдохнули и поняли, что вообще-то сделали невероятную, крутую и нужную людям работу. А ещё сатисфакция приходит, когда мы получаем отзывы наших гостей, которые говорят: «Боже, спасибо вам за этот опыт, за то, что я принёс в свою личную жизнь, в свою пару». Вот в этот момент мы отдыхаем, и напряжение снимается. Но вся неделя до вечеринки, день вечеринки, то есть с утра и до самого вечера следующего дня нам очень тяжело.

Мария: Тело болит, ты вообще не думаешь ни о чём, ты просто как робот делаешь свою работу, ты ничего не понимаешь, ты забываешь о том, что у тебя есть близкие, что твоё тело что-то хочет, ты просто делаешь работу и ни на чём другом не останавливаешься, не фокусируешься.

Алина: Ещё нам говорят, что мы довольно-таки много на себя берём. Наша вечеринка наполнена не только огромным количеством практик бесплатных, мы очень многое делаем своими руками прямо в моменте, например, мы выносим сами фрукты. То есть мы находимся внутри и работаем на вечеринке. Первая вечеринка прошла для нас в диком стрессе, страх такой…

Мария (смеётся): Кто эти люди и почему они к нам идут?

Алина: Очень страшно было. Что гости придут, их много. А вдруг кто-то будет скучать. Именно поэтому у нас больше 30 greeters, которые помогают людям влиться в пространство. Мы очень боялись того, что кому-то не понравится, кто-то уйдёт неудовлетворенный или получит плохой опыт. В момент вечеринки ты пытаешься покрыть все зоны своей и не своей ответственности, потому что площадка лажает. Оказалось, с ними в Москве вообще в принципе тяжело. Площадки часто не справляются с тем, что обещают при аренде. Не все вещи ты можешь предусмотреть и это очень сильно триггерит.

Какая энергия вас двигает вперёд? Почему вы это делаете, если это – боль и тяжело?

Дарья: Мы же мазохисты! (смеются)

Дарья: Воплощение своих идей – это больше, чем просто сатисфакция от отзывов наших гостей, это необходимая часть самореализации. И мы реализовываемся вот таким образом и не собираемся на этом останавливаться. Для меня это про создание секс-позитивного пространства, которое есть не только в моём блоге, но и в реальной жизни, чтобы у людей было место, куда они придут, и где они могут быть самим собой, понимая, что их не осудят, понимая, что здесь они могут найти новых знакомых.

То есть это – миссия?

Алина: Да, миссия, немножко альтруистичная. Не то чтобы мы не получаем от этого что-то для себя. Логично, что у нас есть какое-то своё удовлетворение. Мы создаём секс-позитивное комьюнити, но этого мало, мы хотим, чтобы таких людей было больше. Можно собрать 30, 100, 200 человек, которые приходят заряженные и готовы отдавать и принимать, и быть благодарными за то, что они это делают открыто и свободно. Это мегаэнергетическая штука, которая двигает тебя делать то, что ты делаешь, дальше.

Мария: Я согласна, это только начало. Сейчас мы пробуем себя здесь в вечеринках. Возможно, потом мы будем создавать что-то другое, что-то более масштабное.

Алина: Очень хочется вносить свою лепту в развитие секс-позитивной культуры в стране…

Дарья: А я хочу страничку в Википедии (смеются).

Тогда у меня такой вопрос. Вот плохие отзывы, они существуют? Иногда приходят плохие отзывы, иногда бывают конфликты. Как вы с этим справляетесь?

Мария: Сначала читаем…

Дарья: Потом рефлексируем…

Алина: Потом выкладываем. Нет плохих и хороших отзывов, есть опыт. Есть сложный опыт, а есть какой-то позитивный, лёгкий. Когда ты получаешь «плохой отзыв», это маркер, на что тебе нужно обратить внимание. Для нас это, в первую очередь, фидбэк. Мы после второй вечеринки устраивали конкурс на отзывы и просили писать честно. По-моему, несколько «плохих» отзывов получили свои призы.

Мария: Отзывы были не плохие, а конструктивные. Они просто указывали, что не понравилось, и над чем ещё можно поработать. Конечно, бывают и хейтерские отзывы, обычно мы не принимаем их близко к сердцу, потому что понимаем, что человек попал не туда, куда ему нужно.

Дарья: У нас на самом деле был один неприятный кейс. Мы разбирались лично с девушкой, не знаю, насколько можно её историю рассказывать: у неё была специфическая реакция кожи на порку. Когда узнали, то каждая из нас уделила ей внимание, дополнительно выделили эксперта, который о ней позаботился и ответил на все её вопросы. Но надо понимать, в первую очередь ответственность за себя всегда на собственных плечах.

Алина: Нужно понимать, что на вечеринке есть разные практики. Это всё про телесность, мы миксуем и тантрические, и просто тактильно-приятные штуки, и БДСМ. БДСМ – это потенциально опасно, но не опасно только из комнаты не выходить. У нас есть и шибари (эротическое связывание), и флагелляция (порка гибкими ударными девайсами), и стимуляция разными игрушками, электричеством. Кроме всего, телесные практики, даже массаж – своеобразный стресс для организма. Когда ты входишь в любую БДСМ историю, а нужно отдавать себе отчёт, в каком состоянии ты идёшь в практику. Я очень против людей, которые это делают в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. У нас есть охрана, она смотрит всех. Но ни охрана, ни я – мы не рентген. Были случаи – пьяные люди просились на практику. Наши мастера отказывают в меру своих возможностей, но не всегда можно отследить, что человек принимал, и что он пил, и в каком он состоянии, болеет или не болеет. И когда люди приходят в потенциально опасную практику, например, с ударными девайсами, это может иметь последствия. Это нужно понимать.

Мария: Даже следы остаются другие, если человек выпил какое-то количество алкоголя, синяки могут остаться сильнее, чем если бы он был трезв.

Как раз по поводу безопасности у меня вопрос. Вечеринка большая, народу много. Как вы обеспечиваете безопасность? По поводу риска заражения я поняла, предоставляете средства защиты. Что с алкоголем? Алкоголь разрешён? Как вы поступаете с неадекватом?

Дарья: У нас есть несколько пунктов по безопасности. В первую очередь, мы всё-таки онлайн отбираем людей, которые попадают к нам на вечеринку. Мы не зря завели огромную анкету, которую человек обязан заполнить, ответить на все наши каверзные вопросы. Мы их анализируем, каждую заявку, каждого человека. Смотрим, с кем человек дружит, в каких группах он состоит, как он выглядит, какое у него окружение. Если соцсети нас не удовлетворяют, допустим, они не обновлялись, к примеру 2-3 года, то пишем письмо и просим предоставить актуальную информацию о себе. Это первый этап. Второй этап, у нас есть правила на площадке, охранники и greeters, которые работают, обучены разговаривать с нарушителями правил, и выводить их при необходимости. Но такого пока ещё ни разу не было. Ну и главное – мы не делаем рекламу за пределами площадок, где собралась секс-позитивная тусовка.

По поводу алкоголя, мы работали до этого на площадках, которые нам очень близки, и которые нас знают. Поэтому у нас была возможность договориться со всеми барменами, администрацией и так далее, чтобы они не перепаивали гостей. NAZLO MAME не место для вусмерть пьяных. Алкоголь здесь нужен только для того, чтобы слегка снять напряжение, когда нервничаешь, что идёшь на секс-вечеринку. Супер-пьяных у нас, наверное, никогда и не было.

Мария: Было много парней, которые пьют только воду. В целом пьют гораздо меньше, чем на других вечеринках. Нет такого уровня стресса, то есть люди базово нам доверяют, и не надо «накидываться», чтобы идти на контакт с людьми.

Дарья: Мы действительно бесплатно даём воду нашим гостям, потому что даже если выпиваешь бокал алкоголя, тебе, по-хорошему, нужно выпить в два раза больше воды, чтобы оставаться в сознании. Мы заботимся о гостях и об атмосфере, чтобы все были довольны. Поэтому пожалуйста – бесплатная вода для всех, фрукты, вода, овощи.

Алина: А в этот раз будет ещё чайный и лимонадный бар.

Хорошо, про алкоголь понятно. А если просто нежелательный контакт. Например, я прихожу на вечеринку, и со мной кто-то пытается взаимодействовать, а я не хочу, а он никак не угомонится. Как быть в этой ситуации?

Мария: Такого ещё не было, обычно все понимают, мы рассказываем про правила вечеринки, о том, что нет значит нет, а также всегда можно обратиться к greeters, сказать: «Этот человек не понимает меня». Они следят за происходящим и, если они видят какой-то странный контакт, например, когда парень шлёпает девушку и непонятно, какие это вызывает эмоции, greeters может подойти и спросить у девушки «Как тебе?». Но обычно все очень экологичные котики и всё понимают.

Алина: В правилах написано: «нет значит нет». Мы пропагандируем культуру активного согласия, то есть ты должен сказать «Да, я хочу с тобой повзаимодействовать». И все знают, что если ты нарушишь это правило, то выйдёшь с вечеринки и больше никогда сюда не вернёшься. У нас с этим строго.

Дарья: У нас есть чёрный список гостей, которые ещё даже ни разу не были на нашей вечеринке. Просто мы общаемся с другими организаторами, и сами ходим на разные мероприятия, Москва – большая деревня, поэтому знаем некоторых завсегдатаев секс-вечеринок, и сразу же вносим в список людей, которые когда-либо вели себя неэкологично.

Как вы проверяете возраст?

Дарья: Гости приходят с паспортом. Лена, наш прекрасный администратор, обладает отличной памятью на лица, и тех, кто не первый раз приходит, она уже знает в лицо, а у новеньких спрашивает документ. Ну, и охрана тоже спрашивает паспорт.

Как вы можете тогда гарантировать анонимность гостей?

Дарья: У нас в УТП нет ничего про анонимность. Потому, что полную анонимность сложно удержать в сети: достаточно зайти в чат вечеринки в телеграме, как твой контакт засвечивается остальным гостям. Но мы 100% не распространяем ссылки на соцсети, имена и фамилии и не выкладываем фотографии с гостями без разрешения.

Алина: Фотографироваться запрещено самостоятельно.

Дарья: Вообще нельзя использовать телефон на вечеринке. У нас есть целый гайд по тому, как проходить на NAZLO MAME: что брать с тобой, во что одеться. Телефон можно с собой взять в поясную сумку, например, чтобы можно было оплатить заказ в баре, но фотографировать строго запрещено. Да, и как-только гость достаёт телефон, чтобы сфотографировать или посидеть в чатике, мы его удаляем с вечеринки. Просто хотим, чтобы люди вовлекались в процесс изнутри. Для снимков у нас есть свой фотограф, и бывает видеосъёмка на мероприятиях. Но если вы дали знак фотографу, что не хотите, чтобы вас снимали – этого не случится.

То есть у вас в целом нет такой позиции, что никто не узнает. Но любой гость может попросить удалить фото с ним? 

Алина: Мы предоставляем гостям полный фотоотчёт, и ты можешь попросить удалить твои фотографии. Мы публикуем фотографии нечасто, и как правило с теми гостями, которые сами не против публикации.

 

Продолжение следует…


Автор использованной фотографии - Киреева Ася.

Это нравится:2Да/0Нет