Бизнес в эпоху пандемии

X-market , Вадим Химич , коронавирус

Вадим Химич, генеральный директор компании X-market, рассказал, как компания живёт и работает в ситуации коронакризиса.

© Вадим Химич

Отчасти нам повезло. О возможных действиях властей нас предупредили друзья, живущие за рубежом. О масках, штрафах за выход из дома и возможном закрытии розничных магазинов. Поэтому частично мы успели подготовиться. Единственное, что спрогнозировать не удалось – это длинные выходные дни за счёт бизнеса. Тут, безусловно, наша вина. Друзьям в Швейцарии государство сразу после объявления пандемии перечислило на расчётный счет 10% их годового оборота. На всяких случай. Вдруг деньги понадобятся. Нет, мы не рассчитывали, чтобы как в Швейцарии. У меня в ВУЗе была «пятерка» по социалистическому реализму. Я был твёрдо уверен, что как в Швейцарии не будет точно. Но тот факт, что из всех возможных мер поддержки предпринимательства будет предложена именно молитва – даже для меня оказался сюрпризом.

Этой мерой, врать не буду, я воспользовался. Но в остальном пришлось выкручиваться самим.

Первым делом мы написали письма нашим уважаемым арендодателям. Мол, грядут тяжелые времена. Давайте определимся на берегу, как жить будем. Кто поумнее – с теми определились. Остальным просто перестали платить.

Параллельно разместили крупный заказ на антисептик и закупили оптом водку. Во-первых, ходили упорные слухи о возможном введении сухого закона. А во-вторых, очень известный алкогольный бренд (его продукция широко представлена в высоком ценовом сегменте) сделал предложение, от которого невозможно было отказаться. Водка в пятилитровых канистрах и без акциза. По девятьсот рублей за канистру. Мы заказали грузовик для протирки поверхностей. И ещё примерно через неделю – европаллет маринованных огурцов Bonduelle. Мы-то пообвыклись к запаху, а соседи настойчиво требовали закуски.

Маски совершенно безвозмездно предоставили партнёры из Китая. Зная российские реалии, предлагали ещё туалетную бумагу, но мы вежливо отказались. Не хотелось портить имидж великой державы.

28 апреля 2020 года встала розница. Все магазины пришлось закрыть. Остались работать только офисы в трёх городах: Москва, Санкт-Петербург и Ростов-на-Дону.  И склады в Москве и Санкт-Петербурге. Офисы вскоре перешли на «удалёнку», а склады все дни пандемии так и продолжали работать в обычном режиме.

Интереснее всего, как и ожидалось, получилось в Ростове. Там распоряжение об особом режиме вышло глубокой ночью. Долго в высоком кабинете не гас одинокий свет зелёной лампы… А ранним утром под дверями магазинов уже стояли сборщики штрафов. Скребли ногтями по стеклу, подвывая от бессилия. Раздолбаи-ночники, в большинстве своем студенты, двери им не открыли. Проспали просто. Во всех ВУЗах это было время сессий.

Как исторически оптовая компания, мы никогда не были сильны в интернет-ритейле. И в этом смысле кризис нас не изменил. Мы решили, что самая лучшая антикризисная мера – просто хорошо делать свою основную работу. Обеспечивать бесперебойные поставки тем, у кого интернет-коммерция получается. Не смотря на электронные пропуска и милицейские кордоны.

И здесь снова не подвёл Ростов. Там не могли не исполнить сакраментальное: «запись по интернету в окне номер шесть». Электронные пропуска для предприятий поначалу планировали выдавать на руки директору при личном визите в администрацию города.

Самыми жуткими были две первые недели апреля с первой полной выплатой зарплат. Приход денег был просто равен нулю. Дебиторская задолженность зафиксировалась и угрожала стать невозвратной. Суды прекратили работу, зато активизировалась налоговая. Если кто помнит этот милый финт – нам всем перенесли срок сдачи отчётности, но не перенесли срок уплаты. Какие проблемы, говорят, заплатите больше, потом сочтемся. Милые люди.

С середины апреля стало чуть лучше. Оптовый оборот сохранился, хоть и снизился примерно вдвое. За счёт этого мы смогли выплатить зарплаты в рознице (русские на войне своих не бросают) и начать равными долями платить производителям. Понимая, что им сейчас тоже нелегко. С этих же денег перевели средства врачам через фонд Правмир. В том числе за счёт зарплат. Я тогда оценил свою команду – ни один не отказался, хотя зарплаты и так были сокращёнными. С такими людьми никакой кризис не страшен. Недаром у нас средний стаж работы – десять лет.  

За всё это время мы отказались только от одного партнёра. Поставщика презервативов. Видит Бог, как я не хотел работать с этой торговой маркой. Ни оборота, ни наценки, одна радость – название известное. Уговорили на мою седую голову. Объясняем, как людям: магазины два месяца не работают, все на изоляции, даже товар из сети не забрать, увеличьте отсрочку. А нам в ответ штрафные санкции по договору. Ну просто фантастика. Так и захотелось всуе помянуть известного французского литератора. Был такой, Yves Gandon, жил в начале двадцатого века.

К выходу мы готовы в любой момент. Весь коллектив сохранён. Заболевших нет. Так что нам выйти – только туфли от пыли почистить. Так и пойдем – заросшие и с некрашеными корнями. Зато стойкие и упорные как сорняки.

С верой и надеждой на лучшее.