Первый секс-шоп в мире

секс-шоп , индустрия , история

С согласия автора публикуем его рассказ о женщине необычной судьбы и основательнице первого секс-шопа в мире – Беате Кёстлин.

1
2

© Александр Иванов

Большинство из нас проживает как бы несколько жизней, вот только сами мы этого не замечаем, зато – за нас это иногда замечают другие, и пробуют делить нашу жизнь на какие-то там неведомые этапы...тем более что чужая жизнь – не своя, понятна и проста...

Мне кажется, что и героиня этого рассказа свои жизненные этапы никак не нумеровала и не отслеживала, она, как и все мы, просто жила, но, тем не менее, этапы эти в её жизни – были, и хотя они кажутся совершенно не связанными друг с другом по роду деятельности, наверное, с точки зрения характера героини они важны, поэтому и рассказывать о них надо с самого начала.

Лет в семь она узнала миф об Икаре, и эта история так поразила её, что она твердо решила летать.

Не в её характере было откладывать дело в долгий ящик: в хозяйстве её отца-фермера (дело происходило близ родного ей Кранца, что ныне называется Зеленоградском), куриных перьев было сколько угодно: облепив ими себя, девочка отправилась в свой первый полёт, с веранды родительского дома.

Посадка произошла намного раньше, чем ожидалось, да и приземление было жёстким, но – мечта есть мечта, и, спустя десять лет, преодолев противодействие родителей и негодование общественности («не женское дело»), Беата Кёстлин – так звали эту храбрую девочку – поступает в лётную школу.

Её летная карьера была весьма яркой – она обучилась «художественному пилотированию» и довольно успешно выступала в соревнованиях, стала лётчиком-испытателем в одном из немецких авиаконцернов, и – кажется, единственной не только в Германии, но и в мире, лётчицей-каскадёром.

Она постоянно совершенствует лётное мастерство, и, проходя очередные курсы (на этот раз высшего пилотажа) – влюбляется в своего инструктора, Ханса-Юргена Узе.

Инструктор предлагает ей руку и сердце, но замужество грозит крахом её лётной карьере, и она отвергает его – «она не перестанет летать ни для какого мужчины».

Ханс умён и соглашается с ней, и поддерживает её – и сердце неистовой амазонки тает.

Хотя отец категорически против этого брака, считая профессию избранника дочери слишком рискованной – «я не хочу, чтобы ты когда-то горько пожалела о своем выборе».

Но и это препятствие преодолено, и молодые люди женятся, причем объявленной даты свадьбы они не дождались: началась вторая мировая война, Ханса Узе мобилизуют и отправляют на фронт, и они регистрируют брак по специально заведённой для этого ускоренной процедуре.

Беате, которая теперь уже не Беата Кёстлин, а Беата Узе, тоже находится дело: она перегоняет самолеты всех типов на фронт и обратно, с фронтовых аэродромов, в ремонт.

В 1943-м она родила сына, но становиться домохозяйкой – это не её, она добивается разрешения на няню («людские ресурсы» на счету в третьем рейхе, нужно специальное решение высоких инстанций) и продолжает летать, осваивая все модели самолетов, в том числе новейшие военные, за штурвал которых, в иных обстоятельствах, ей никогда не дали бы сесть – даже уже понимая, что война близится к концу, она считает, что такая практика пойдет на пользу для её послевоенной карьеры пилота.

В 1945 году происходит то, о чем предупреждал её отец: Ханс-Юрген погибает. Нет, его самолет не сбит – это просто одна из лётных катастроф, которые случаются не только в мирное, но и в военное время.

Из последнего в своей жизни полета на военном самолете (это первый в мире реактивный самолет, легендарный Messerschmitt Me 262, Schwalbe (ласточка) она бежит домой – Берлин уже практически захвачен, и из дома, с двухлетним сыном и няней, она мчится в аэропорт.

Там она находит единственный легкомоторный самолет, на котором не летала никогда в жизни (и лихорадочно читает инструкцию уже в лётной кабине), принимает на борт несколько раненых и, с большим перегрузом, вылетает – неизвестно куда, держась на минимально возможной высоте, дабы уберечься от зениток и самолетов союзников.

Топлива мало, шансов на дозаправку нет, она случайно вспоминает про крохотный аэропорт на границе с Данией, и, приземлившись, конечно же, попадает в плен к англичанам – хотя она и не принимала непосредственного участия в боевых действиях, но все-таки - гауптман люфтваффе...

Плен для неё заканчивается относительно быстро, и вот, в 1946 году она – безработная мать-одиночка, её летная карьера закончена (летчикам люфтваффе запрещено летать), она в незнакомом ей городке Фленсбург, где у неё не только нет знакомых, и где до того она раньше даже не бывала никогда, и большой отрезок её жизни, прожитый как сюжет приключенческого фильма, закончен, надо как-то выживать, добывать пропитание себе и сыну.

Германия той поры напоминает один большой чёрный рынок – не хватает не то, чтобы чего-то, а – всего, любой товар – дефицит, и Беата продаёт товары спекулянтов, обходя дома и много и часто общаясь с хозяйками.

Хочешь продавать – умей общаться, и, кажется, героиня нашего рассказа умеет это делать отлично – во всяком случае, ей доверяют, с ней делятся своими проблемами, а одна из больших и серьёзных проблем – это нежелательная беременность.

Аборты – преступление, легальные аборты запрещены, нелегальные – прямая угроза для жизни, здоровья и свободы, а жизнь – не бедная даже, а – нищая, возможностей прокормить детей, не имея ни жилья, ни работы, ни денег многие женщины просто не видят...

И тут... и тут что-то начинает вспоминать Беата...

И, наверное, пора рассказать, что ей было что вспомнить, потому что мать её – одна из первых в истории Германии пяти женщин-врачей, известная в Восточной Пруссии гинеколог, (она умерла во время войны), много занималась сексуальным просвещением женщин, и когда-то объясняла дочке, что такое «желательные» и «не желательные» дни.

Беата с большим трудом отыскивает описание «метода Кнауса». Метод этот, конечно, не даёт стопроцентную гарантию, но Беата, рассудив, что это лучше, чем ничего, делает шаг, который определит её дальнейшую жизнь – она пишет брошюру, в которой объясняет «метод Кнауса» и публикует таблицы расчетов фертильных дней.

Собственно, первый экзамен на бизнесмена Беата Узе «сдаёт» тогда, когда книга её уже написана: теперь её надо напечатать.

Она выясняет, какая из типографий Фленсбурга самая... нет, не лучшая, а – конечно же – самая дешевая, и пробует там разместить заказ на печать.

Но – чем может быть оплачена эта работа? Она предлагает полиграфисту деньги, но деньги не имеют цены, он требует за эту работу пять килограммов сливочного масла – совершенно немыслимое богатство.

Выхода нет – это самая-самая дешёвая типография, в других издание обошлось бы дороже – и Беата продает всё, что только может продать, остается буквально ни с чем (она и сын голодают, растягивая остатки припасов, а из вещей у них только то, что на них надето), но книга – издана.

Цена брошюры, напечатанной на обойной бумаге самого низкого качества и получившей название «Текст Х», определена – это 2 рейхсмарки (сущие гроши), но к тому моменту, как она поступает в продажу, в Германии проводят денежную реформу, и покупают её книгу уже за две полноценные немецкие марки – вполне реальные деньги.

Неожиданно брошюра становится невероятно востребованной («Текст Х» разошелся тиражом в 32 тысячи экземпляров), а её автор становится не только обладательницей довольно внушительной, по тем временам, суммы, но и популярным человеком – её читательницы (брошюра не продается в магазинах, ханжеское отношение к «запретной теме» не позволяет это делать – она рассылается по почте, почтовым каналом идет и обратная связь) заваливают её письмами на тему «отношений в браке», как осторожно называют тогда сексуальные отношения, и эти письма («людям не известны самые очевидные вещи!» – с ужасом вспоминает она эти обращения к ней в своей биографии) заставляет Беату продолжить то, что она сама считала сначала только крошечным, разовым эпизодом в своей жизни.

Первоначальный капитал Беата тратит на расширение географии рассылок – вскоре её читателями становятся не только жители захолустного Фленсбурга, но больших соседних городов – Гамбурга и Бремена, а затем возможности почты и её энтузиазм позволяют ей охватить «рассылками Беаты» всю страну.

В 1951 году (она одна уже не справляется с рассылками, на неё работает четыре человека) она, вместе со своими работниками, создает фирму Beate Uhse Mail Order Co, в которой она – директор и главный акционер.

Кроме «Текста Х» она продает теперь «Путеводитель семейной жизни» и – заказывает для продажи презервативы – немецкая промышленность потихоньку восстанавливается, и это позволяет ей размещать заказы на производство изделий, о которых в момент создания «Текста Х» даже мечтать не приходилось.

Можно сказать, что бизнес компании начался с суда (которые потом будут сопровождать её на протяжении всей карьеры) – прошло всего несколько дней с момента открытия фирмы, и в неё вламывается полиция и прокуратура, все документы, включая картотеку клиентов, изымают, а Беату привлекают к суду за «подстрекательство к развратным действиям и пропаганду блуда».

Наверное, в это не так-то просто поверить сегодня – но в начале 50-х, совсем недавно, ханжество в Германии было нормой жизни, и обсуждение проблем пола было жесточайшим табу.

Так или иначе, иск подан, картотека из 72-х её покупателей – в руках полиции, и адвокат говорит Беате, что, если бы хотя бы половина клиентов окажутся людьми женатыми, это смогло бы как-то смягчить суд.

Женатых в клиентском списке оказывается 72 из 72, суд Узе выигрывает, как и подавляющее большинство последующих судов – а их будет около 3000 – когда её будут обвинять в растлении общества.

Заметим, каждое подобное судебное разбирательство становится отличной рекламой каталога Беаты – всё это разбирается и обсуждается прессой, и люди постепенно втягиваются в общественную дискуссию о нормах морали и этических границах, в которых сторонники открытого обсуждения вопросов пола медленно, но уверенно берут верх.

И самое главное – множество людей, которые никогда не слышали о «рассылках Беаты», становятся её клиентами.

В 1951 году Беата снова выходит замуж – за Эрнста Вальтера Ротемунда, предпринимателя, занимающегося розничной торговлей, и рожает ещё одного сына, но её дело уже захватывает её целиком.

Суды и всякого рода препятствия её работе – явление постоянное и неизменное, она вполне привыкает к тому, что ей отказывают, например, в членстве в теннисном клубе Фленсбурга «по причине общих размышлений», и к тому, что её компании отказано в членстве в немецкой издательской ассоциации из «нравственных соображений» – к этому моменту она усваивает уже, что эпатаж – сам по себе отличная и, что важно, бесплатная реклама.

Всю жизнь она будет пользоваться этим и привечать журналистов.

Когда ей будет уже за 80, она в одном из интервью расскажет, что в её жизни было шесть мужчин, каждого из которых она безумно любила, после чего всю страну (не только бульварные, но и вполне серьезные издания), всколыхнет тема: «шесть мужчин в жизни – это много или мало?».

Она охотно расскажет журналистам, что каждый из продаваемых в её секс-шопах предметов она опробовала на себе.

В 70-м она разведется с мужем, и у неё случится бурный роман с 20-летним чернокожим американцем, о котором она охотно будет рассказывать прессе (в 70-е общество всё ещё консервативно и даже предположить не может, что у женщины слегка за 50 могут быть какие-то там чувства).

В 1961-м в Фленсбурге она открывает свой первый магазин «Беата Узе», который становится первым в мире секс-шопом.

Понятно, что ей моментально прилетает судебный иск за «разжигания и удовлетворения похотливых желаний способом, противоречащим порядочности и морали», который, конечно же, Узе выигрывает, как и все предыдущие и последующие.

Магазин пользуется невероятным успехом, состояние Беаты растёт – она наконец-то покупает себе свой собственный самолет, и восторгам её нет предела.

С тех пор за штурвалом она проводит каждую свободную минуту, и, если ей надо куда-то перемещаться – она летит.

Магазин преуспевает, и её торговля быстро превращается в большую сеть, которая сначала охватывает всю Германию, а позже распространяется на 60 стран мира, её каталоги очень успешны, она покупает телеканалы, издательства и сети кинотеатров «для взрослых».

К 1976 году порнография окончательно узаконена в Германии, пресса пишет, что «пилот и секс-пионер» Беата победила ханжество, и отныне бизнесу Beate Uhse AG нет помех.

В том же году она открывает в Берлине музей эротики – это было её давней мечтой, а мечты этой женщины имели свойство сбываться.

Маленькая женщина поломала систему.

В 1999 году Beate Uhse AG выходит на фондовую биржу, где её акции вызвали небывалый интерес – они были переподписаны в ходе IPO 64 раза.

Говорят, что акции были «очень желательны из-за изображения двух скудно одетых женщин» – конечно же, мелочей не бывает, Узе отлично понимает это и «добавляет перца», превращая акции не только в ценные бумаги, но и в предмет коллекционирования.

Сама Беата и в весьма солидном возрасте даёт повод прессе для разговоров о ней – она заболевает раком и одолевает его, после 70-и увлекается дайвингом, её мнение по многим общественным вопросам множество её поклонников считают важным и значимым, она по-прежнему центральная фигура в прессе, именующей её «фрау Оргазм».

Беата Узе умирает в 2001-м, в возрасте 81 года (разумеется, она уже не только член фленсбургского теннисного клуба, но и почётный гражданин города), когда основанный ею бизнес находится в пике прибыльности,  годовой оборот составляет около 280 млн евро в год и активно растет, в компании работает более 1600 сотрудников, а её клиентами, в одной только Германии, являются более 10 миллионов человек каждый год.

Ею основаны благотворительные фонды, существующие и по сей день, призванные поддержать женщин – жертв насилия и женщин, оставшихся по каким-то причинам без средств к существованию.

После смерти Беаты бизнесом занимаются её сыновья и – увы, как и множество каталожных бизнесов, не успевших вскочить в уходящий вагончик под названием «интернет», их ждет фиаско, бесплатное порно в интернете убивает их бизнес, и в 2017-м году компания в её первоначальном виде перестает существовать.

Её активы на бирже стоят сейчас около 13 миллионов (если перевести в рубли), но покупателей на них нет.